Музыка как звучащая философия

Автор: | 15.09.2021

Нам близка мысль А.Ф. Лосева о том, что «музыка — это философское откровение, а философия — это музыкальный энтузиазм» 1. Связь музыки и философии, на наш взгляд, прежде всего обусловливается способностью музыки воплощать «неслиянную слиянность» (М.М. Бахтин) мира и человека, т. е. то, что, по всей видимости, и является основным предметом философского осмысления.

Воплощение одной из «составляющих» этой «неслиянной слиянности» — мира — в музыке предопределено возможностью музыки выступать в качестве специфической модели мира (мироздания).

Существуют различные подходы к интерпретации музыки как модели мира. Фундаментальным понятием здесь, лежащим в основании различных подходов, является понятие числа. В этом смысле все, базирующиеся на понятии числа, соответствующие представления о музыке, на наш взгляд, можно считать своеобразными мотивами (темами и т.д.) интерпретации музыкального искусства как модели мира. К таким мотивам мы бы отнесли трактовки музыки как:

«образа» мировой гармонии 2;
«овеществления» лежащих в основании мира единиц математического исчисления;
специфического средства измерения динамики становления (развития) мира.
Представление музыкой второй «составляющей» «неслиянной слиянности» мира и человека — человека — вызвано способностью музыки отражать человека.

Существуют различные подходы в понимании этого отражения. Основополагающим понятием здесь, обусловливающим различные подходы, стало понятие чувства. В этом плане все, опирающиеся на понятие чувства, трактовки музыки, мы полагаем, можно считать своеобразными мотивами «видения» музыки как отражения человека. К данным мотивам, на наш взгляд, можно отнести трактовки музыки как:

подобия человеческому нраву (характеру и т. д.);
воплощения страстей (аффектов) человека;
подражания человеческим страстям (аффектам), а также акцентам и интонациям человеческой речи;
выражения эмоциональных переживаний человека.
Безусловно, анализ особенностей воплощения музыкой «неслиянной слиянности» мира и человека, как условия осознания её в качестве звучащей философии, требует углублённого и последовательного изучения.